залив

(no subject)

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
ГЕРОИ. ПОКОЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ.
.
" Предметы перестали говорить
и боги перестали появляться
на зов жрецов - такие времена
настали вдруг, негаданно-нежданно.
И мы напрасно точим лясы
стараясь уяснить, что станет с нами ".
.
.
залив

(no subject)

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

С БУДДИЙСКОГО
.
Я Будда маленький, я крохотный такой,
меж лепестков цветка укрылся я от бури -
пускай дожди идут из тучи завитой,
и в небе не видать ни лоскутка лазури,
я - Будда маленький, я в лепестках цветка
укрылся и гляжу оттуда потаённо:
как мрачен этот мир, как эта жизнь жутка
и туча наверху бездонна!
Распалась связь времён, Вселенная гниёт,
святые голодны , а потому несчастны,
и с неба дождик льётся ежечасно -
но не промочит он убежище моё.
Я Будда маленький, кузнечик золотой.
.
.

.
залив

(no subject)

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

" Неторопливо они создавали
образ чудовища
из Императора нашего!
Очень неторопливо!
То они утверждали,
что Император велел отрубить
главу Иоанну Крестителю,
( и при этом сам Иоанн
в их речах представал
человеком мудрым,
и очень Боголюбивым),
то вдруг врали они ,
что Император наш запретил
в церкви ходить, ибо там
растлевают юнцов
рясофоры распутные.
Вот так, потихоньку
и незаметно почти,
но стал Император наш пугалом
в дальних варварских странах.
И чтоб уничтожить заразу,
войско собрали они
и разрушили нашу державу."
.
.
.
.

залив

(no subject)

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Об этом, вполне возможно, и знать не знаете вы -
даже у муравьишек, товарищи, свои имеются львы!
Муравьиный лев охотится на муравьёв исключительно -
выроет ямку в песке и прячется в ней,
дожидаясь, когда в эту ямку свалится муравей,
чтоб подвергнуть оного смерти очень мучительной.
Муравьиный лев муравьишкам вроде как Сатана,
с которым у них ведётся нешуточная война.
То, что кажется нам пустячком, это для муравья
пустячком не кажется нифига!
Но когда мы идём по песочку, мы не смотрим под ноги -
то убьём муравьиного льва, а то - муравья в итоге,
ведь когда мы идём, проваливаясь в песок,
нам плевать кого там давит каблук ботинка или его носок.
Вот, родные товарищи, о чём подумалось мне,
когда размышлял я о Боге и враге людей - Сатане!
.
.

залив

(no subject)

" Вильгельм Клоппер. Культура как ошибка". Лем здорово замаскировал свои размышления о культуре и технике. Навряд ли эти мысли Лема в то время , когда он написал этот рассказ, прокатили бы и в социалистической Польше и в Советском Союзе - в СССР бы точно эти размышления не перевели. А так - вроде со смешком, с юморком. Не всерьёз вроде!
.
.
Но без этих размышлений Лема все его рассказы о роботах есть тоже только смешок-юморок. А на самом деле - вовсе не смешок-юморок, а вполне себе мировоззренческая позиция!
.
.
Культура есть " сон золотой человечества". Внутри культуры человек могущественен и божественен. Сгусток белковой слизи, чья основная задача - сохранять бытиё генов, этот сгусток слизи превращается в объект Божественной Любви, Центр Мироздания и прочие гордые ништяки. Превращается внутри созданной им культуры.
.
.
Мрачно мыслят европейцы. Мрачно и трезво. Особенно - технократы.
залив

(no subject)

Докинз интересно пишет о том, что если две динамические системы , ( ну , например, государства или общественные группы), рассчитывают на долговременное сосуществование друг друга, то они выбирают стратегию сотрудничества, рассчитывая, что в результате долговременной игры им обеим удастся минимизировать свой проигрыш и максимизировать свой выигрыш. Но как только одна система чувствует, что система-контрагент неустойчива, что количество партий в игре будет невелико, то она начинает вести более агрессивную политику.
.
В качестве примера Докинз приводит окопное сотрудничество англичан и немцев в годы первой мировой войны. ( Ну или - микробов и здорового организма).
Если организм ослаблен, то даже безвредные, а то и полезные бактерии могут привести к смерти организма.
.
Это к теме, почему " у них" что-то можно, а " у нас" нельзя. Ну это я про юного Гамлета. " У них" , в условиях здорового общества, " задержание Гамлета" съели бы и не заметили, а вот " у нас" такое событие может привести к сепсису и летальному исходу. И патриотам не надо обижаться! " У них" мы имеем динамичное, развивающееся общество, " у нас" - общество, находящееся в состоянии экономического и социального застоя.
.
Единственный способ избежать " сепсиса", так это сделать всё, чтобы общество обрело экономическую и социальную динамичность, только в этом случае , если общество станет " хорошей свиньёй", то ему будет всё в прок, всё на пользу - и " задержание Гамлетов", и " феномен Навального" и прочие, сейчас вредные, вещи.
.
Люди это интуитивно чувствуют, когда заявляют, что в период динамичного развития Исаакий можно было безболезненно передать РПЦ, а вот сейчас это один из айсбергов, способных отправить на дно наш " Титаник".
залив

(no subject)

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

МЫСЛИ !
.

Давайте переименуем, ( но соблюдя приличия! ),
"полицейских" в "стрельцы", ( уж коли нельзя в "опричники"),
выдадим им кафтаны, сабли и бердыши,
а общественное устройство назовём " стрелецкий режим".
Отныне думские сидни зовутся пускай " бояре" -
а мы бобровые шапки им из казны подарим,
а к шапкам - собольи шубы: носите их не снимая,
пускай в них вспотеет тело - зато красота какая!
Питер - с землёй сравняем, а землю подарим шведам -
в Питере слишком холодно и там не бывает лета.
Зимой же нашу Отчизну, снега заместо, густо
посыпем мы нафталином, а так же - немножко дустом.
.
.
.

залив

(no subject)

/
/
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

ИЗ ФИНСКОГО ЭПОСА
.

Едет славный Лемменкейнен
на весёлую охоту.
Но не в тёмный лес он едет,
чтоб охотиться на лося,
не на топкое болото,
чтоб охотиться на уток -
едет славный Лемменкейнен
в белокаменную церковь
с куполами золотыми.
В этой церкви покемонов
расплодились тучи злые.
Невозбранно и безсчётно
злые-злые покемоны
в доме Божьем расплодились...
.

... Но едва взмахнул десницей -
разбежались покемоны,

в тьме растаяли кромешной!.
залив

СТРАНИЧКИ ИЗ ДНЕВНИКА

Любопытно - академик Морозов, сам член масонской ложи, превращает в масона Христа. В принципе все семь томов его, морозовского, " Христа" есть некое изложение масонской идеологии , масонского мировоззрения. Может одно из самых подробных изложений масонского мировоззрения.
*
В древности впрямь распинали несколько иначе, чем этот процесс вошёл в христианские мемы.
" Гвоздями же, конечно, никто его не прибивал, уже по одному тому, что гвозди в то время были слишком дороги для того, чтобы их тратить на такие дела: к позорным столбам, в случае предварительной пытки, привязывали, как к дыбе, закинув руки за поперечную перекладину, а на шею надевали петлю для того, чтобы человек достаточно намучился, раньше чем руки у него онемеют и он сам упадет в петлю, после чего ему перебивали дубиной колени." ( Николай Морозов).
Интересно как это потом было превращено в мем " смерть Иуды".
( Кстати, в тайных обществах могли сохраняться апокрифические предания о том как был казнён Христос и некоторые черты его жизни - например его гомосексуализм, о котором несомненно знал Леонардо да Винчи, сам бывший членом тайного общества , ведущего своё начало от ордена тамплиеров, может именно необходимость  борьбы христианских мемов с апокрифическими мемами и объясняет всю жестокость борьбы христианских церквей с тайными обществами. И, чтоб два раза не вставать, вполне любопытна история " новой хронологии" - ей увлекался равно и масон Исаак Ньютон,и масон Николай Морозов. Что весьма любопытно!)
Да и вообще путаница двух образов - Иисуса и Иуды - порой доходящая до их полного отожествления, это одна из черт исторического бытования христианских мемов.
залив

СТРАНИЧКИ ИЗ ДНЕВНИКА

Мемы ведут себя точно так же как и гены - эгоистично по отношению к отдельным организмам. Они стремятся сохранить себя во что бы то ни стало, принося в жертву отдельные организмы, то есть - отдельных людей. Отсюда и все эти жестокости и к противнику, и к индивидам своей культурной популяции, которые совершают религиозные или политические мемы, выступающие как нечто самостоятельное, обладающее бытиём запредельным по отношению к бытию отдельных организмов.
( Читая " Эгоистичный ген" Докинза. Страшная книжка! Докинз предупреждает, что страшная, способная разрушить душевный покой человека, обладающего слишком эмоциональным умом. Любопытно, но именно на этом, на вторжении в бытиё обывателя разрушающего это бытиё знания, построен и сюжет " Оксфордских страстей" Брайана Олдисса. И выход, который предложен Олдиссом, тот же самый, что предложил и Докинз - не заморачивайтесь, леди и джентльмены, ходите в пабы, занимайтесь сексом и предавайтесь другим простым радостям своего краткого земного бытия и не задумывайтесь о той херне, что лежит в основании жизни нашего Космоса).
*
С одной стороны культурные мемы, ( " духовные скрепы"), позволяют нам выживать как определённой культурной популяции, заставляя альтруистически поддерживать друг друга перед угрозой экспансии другой культурной популяции, другого культурного вида, но с другой стороны культурным мемам глубоко наплевать на жизнь каждого отдельного индивида - их задача сохраниться во что бы то ни стало, и потому они легко жертвуют жизнью отдельных индивидов, чтобы во что бы то ни стало сохранить живыми других своих носителей, носителей этих культурных мемов.
Отсюда ненависть членов той или иной культурной популяции к своим " аполитичным" членам , отщепенцам, не желающим сохранять в своём организме эти объединяющие популяцию ( или - культурный вид) мемы.
*
Докинз задаётся вопросом: на каком уровне должен заканчиваться альтруизм? На уровне семьи, нации , расы, человечества, всего живого?
Мемы нынешней российской цивилизации утверждают - на уровне семьи и нации. И при этом, конечно, этот альтруизм должен быть направлен на одно - на сохранение национальных мемов, этому. а не сохранению индивидов должно быть подчинено бытиё " русской культурной популяции". При этом уничтожение индивидов, которые не являются носителями этих мемов, есть необходимость, а гибель отдельных индивидов, пусть и верных носителей национальных мемов, не отвергается и даже поощряется в том случае если есть угроза существованию " национальных мемов", и эта поощряемая гибель индивидаосуществляется путём прославляемого культурной популяцией альтруистического самопожертвования индивидов.